ABYSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ABYSS » Биврест » dandelion wine


dandelion wine

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://savepic.net/5877361.png

dandelion wine
север ждет.

0

2

http://savepic.net/6045846.png

dandelion wine
север ждет.

0

3

волшебная беата ждет

вот она гильза от пули навылет,
карта, которую нечем покрыть,
мы остаёмся одни в этом мире.
бог устал нас любить
.

the xx – fiction
http://savepic.net/5957407.png
jack o’connell

valdemar
вальдемар

позвони мне,вальдемар, закричи что-нибудь пьяное, что мы стали ужасно разные.
. . . . . . . . . . . . . .

▸ разрываешь на миллионы кусочков поздравительные открытки от матери, которые приходят пятнадцатого декабря. [выпиваешься за своё здоровье двадцать четыре рюмки конъяка]
▸ тебя восточным ветром занесло в крагерё из ставерна.
▸ выбиваешь дух из добрых молодцев после энной кружки пива в баре/ отправляешь в нокаут своих соперников на ринге.
▸ тебя тянет к девушкам, все твои предыдущие асуры и банши, беата была для души, но есть ли в тебе этих двадцать один грамма?
▸ у тебя заботливая мама, отчим и младший брат, но ты не чувствуешь себя своим в их присутствии,  в редкие ваши встречи ты ироничен и груб, стараешься лишь ещё больше увеличить дистанцию между вами. твоя колкость – твоя броня, латы, чем сильнее уязвим, тем отчаяннее хамишь.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
давай с тобою узнавать, что прячется за блеском флуоресцирующих звёзд, какие витиеватые трудности, пущенные по ветру судьбой, уготованы для беаты и вальдемара. давай с тобою уплывать в самый тихий океан или вместе попадать в шторм, поздно ночью или рано утром на рассвете доставать с антресолей чемодан и отправляться к неизведанным берегам нашего будущего.
я вижу яростный ураган и ножевую злость лишь в джеке оконнелле, его историю на клочке салфетки из бара можно переписать, добавить таких необходимых деталей, слепить целостный образ.
подарите мне лучистую радость от игры с вами, первым делом покажите, как мелодично звучат_гремят слова в ваших строчках. оплывите по дуге мой второй подводный камень, я люблю чувствовать взаимопонимание со своим партнёром, разговаривать на отвлечённые от игры темы, предпочитаю общаться тет-а-тет. совсем не буду против кросспола. при любых уточняющих и вопросительных знаках оставляйте свои весточки мне в гостевой или регистрируйте ник и пишите послания в личные сообщения.

безумие относительно. всё зависит от того, кто кого запер в какой клетке.
иногда у живых не выходит жить, вальдемар, это про тебя.
. . . . . . . . . . . . . .

я пишу тебе письма, а ты их никогда не читаешь, оставляешь на них свой кофейный развод, сжимаешь в кулаке, щёлк зажигалкой, они умирают в огне.
я с тобой не живу, я с тобой медленно погибаю, хожу по тлеющим углям, битому стеклу и никогда не знаю, чем закончится очередной наш вечер, вдруг в прежде родной ладони увижу мелькнувший сталью нож.
я вспоминаю твой колкий, почти шерстяной, насмешливый голос, усталость столетнего старика в глазах. ты приходишь поздними вечерами – небритый и пьяный, снисходительно треплешь меня по щеке, а на утро исчезаешь. я просыпаюсь в мятой постели, а рядом никого. ты крадёшь, уносишь в своём кармане моё тихое и простое счастье. хуже всего - тишина, без шороха, без вздоха, без слов, без тебя.
ты боялся синяков на запястьях от моих оков, быть запертым в клетке из ребёр. ты хлопал дверью и говорил мне злобно, но с расстановкой ‘беата, даже не думай меня спасать’, какой же ты дурак, я ведь сама спасалась, цеплялась за твой рукав, а ты бросил меня умирать. и дни, побитой собакой плелись в конуру, и день сменяла ночь, а я ничего не замечала. ты не умеешь бросать якоря, забирай свой корабль, уплывай, не возвращайся больше никогда. но нет же ты совершаешь любимый свой ход: шаг навстречу и два назад.
мы с тобой совпадали так идеально, две ломаные половинки одного стакана. но зачем ты появился когда-то, сломав все запреты, стерев все линии разметки, разрушив понятие веры, надежды и любви.
я шепчу тебе, мол это прошлое, друг, а по прошлому не скорбят, а сама вся сжимаюсь внутри. ты кричишь хриплым ангиновым звуком, что в реку заходят дважды, что мосты не падают в одночасье, что твой уход большая ошибка.
как поверить тебе после, что в твоих объятьях не скрываются штыки, что ты не бросишь вновь, пожалуй, я дам тебе шанс, уходи cейчас .

лиричное отступление.

при вашем большом желании я покажу свой последний пост.

0

4

http://data3.whicdn.com/images/70654609/large.gif
Ian Bohen (mb Mark Walber, Alexander Skarsgård, Stephen Moyer)

Ulvald Enger
Ульвальд Энгер (прописано по канону в анкете, однако, я думаю сменить можно)

все, что вы можете узнать об отце в городском архиве.
. . . . . . . . . . . . . .

▸посчитаем [от 40 и выше]
▸ крагерё // крагерё
▸ что-то не бумажное, не пыльное. может чините автомобили или что-то подобное? руками работаете
▸ гетеро // вдовец
▸ дочь - Тесса Энгер (жива); супруга - Стефания Энгер (мертва); брат супруги - (жив)

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
не бойся, дражайший, я совсем не кусаюсь. совершенно. Тессой я играю первый раз и кажый раз открываю её для себя по-новой. я хочу её раскрыть, прочувствовать до конца, и для этого, я бы очень хотела осветить её через призму взаимоотношений отца с дочерью. у меня уже есть дядя (брат матери) и мальчик, о которым ты не знаешь. они все здорово помогают понять и раскрыть персонажа. не хватает лишь тебя, для полной картинки
тебя, любимого отца, который после смерти матери/супруги отдалился от меня, который пытается всё сделать правильно, как надо
только мы с тобой оба не знаем - как это "правильно"
я не могу пообещать, что всегда буду рядом, я просто это сделаю.
я хочу тебя полюбить как родного, показать, что ты для меня всё ещё многое значишь и то что мы оба потеряли близкого человека, никогда нас не разлучит.
я покажу тебе свои старые рисунки, где нарисованы мама, ты и я
я познакомлю тебя со своей музыкой и расскажу о том, что я влюбилась
я буду для тебя хорошей дочерью, обещаю.
просто появись и давай мы снова возведем воздушные замки и будем проводить вечера в компании телевизора и чм мира по футболу?
а я?
я всегда буду поддерживать любые твои начинания и не оставлю одного

пока я писала заявку, я опиралась лишь на две вещи - своего отца и роль Марка Уолберга в последних Трансформерах. и то, относительно, насчет последнего. я ни в коем случае не прошу сделать Питера Хейла, Билла Комптона или Эрика Нортмана. нет, просто мне дико импонируют данные внешности и я вижу их в роли отца для Тесс. никаких рамок для вашей фантазии, только полюбите Тесс, так же как её люблю её я.
а вас любить я буду безоговорчно.

безумие относительно. всё зависит от того, кто кого запер в какой клетке.
пожалуйста, дай вдохнуть твой воздух. напиши нам свою историю на этом старом клочке бумаги.
. . . . . . . . . . . . . .

ты отец. внезапный поворот событий, правда? отец. любимый и любящй, потерявший супругу и воспитывающий дочь.
дочь, которой 17 лет и которая так похожа на твою покойную супругу.
у вас не самые сложные отношения, как бы ни хотелось. ты не принуждаешь её к инцесту и прочим грязностям/пошлостям. этого в вашей семье нет.
ты её любишь как отец, заботишься и воспитываешь, как тебе кажется правильно. никаких прогулок допоздна с неизвестными личностями, никаких в соседний город на концерт. она ещё маленькая. твоя маленькая Тесса
ты иногде думаешь что слишком строг, что стоило бы ей дать немного свободы, но потом вспоминаешь, что творят дети в этом возрасте, что её могут обидеть/сломать/испортить и снова строишь из себя заботливого отца, который все делает на благо семьи и дочери
ты посещаешь могилу супруги, разговариваешь с ней обо всем, о том, как её не хватает и что Тесса растет красавицей и умницей
рассказываешь о том, что её брат (брат жены) проводит с вами много времени, особенно с Тессой, что вы стали куда более близки
ты говоришь что скучаешь по ней
ты не разбился в дребезги после смерти жены, ты стал сильнее, крепче духом, но все ещё не отошел от потери, да и никогда не отойдешь
ты стал почаще прикладываться к бутылке, а иногда не возвращаться домой, чтобы дочь не видела тебя в таком состоянии
ты работаешь, копишь деньги ей на университет
ты замечательный отец и Тесса тебя очень любит, просто вам надо снова найти точки соприкосновения и научиться слышать друг друга

оставленная записка.

Люди встречаются, люди расходятся.
Люди теряют людей.
Я умираю в зашторенной комнате
Полной прозрачных теней.

Я умираю медленно и беспощадно, именно так, как умирают все вокруг – взрослея слишком рано и умирая слишком поздно.
Ты ещё раз выдыхаешь холодный воздух, выталкиваешь его из своих легких и плотнее кутаешься в шарф. Ты прячешь руки в карманы куртки и ходишь по улицам, оглядываясь назад.
Ты умираешь в зашторенной комнате, набирая сообщение одними пальцами, улыбаясь одними мыслями.
Ты плачешь, размазываешь слезы по щекам, когда тебе страшно. Кричишь куда-то в заснеженное поле, но тебя, как и обычно, никто не слышит. Они не хотят слышать, они не хотят видеть. Люди любят счастливых. Люди не любят тех, у кого проблемы.
От таких люди сбегают. Они боятся, что ты скинешь на них свои проблемы и будешь требовать их разрешения. Люди они такие странные, они боятся кого-то услышать, но хотят быть услышанными.
Ты переживаешь за отца, вечерами где-то пропадающем. Ты переживаешь за отца, жену недавно потерявшего. Ты переживаешь за кого угодно, спасаясь от собственных переживаний за жарким полднем или чашкой кофе. Ты прячешься за другим именем в интернете и рассказываешь выдуманную историю о странной девочке с луны.
У той девочки ленты в волосах. У той девочки цветы на руках. У той девочки есть все.
У тебя сейчас нет ничего. Ничего такого, что могло бы оказаться таким важным, таким необходимым и счастливым.
Ты выходишь из школы и натягиваешь вязанную шапку. У тебя нет модных шляпок с бантами или вязанных шапок с ушками как у зверей. Ты ходишь в магазины за продуктами или когда уже необходимость в новой одежде поджимает. Ты веришь безоговорочно отцу в том, что у вас временные перебои с деньгами и что все скоро наладится. Ты веришь, что у него слишком много работы и слишком мало времени.
Ты веришь свято, пока не натыкаешься на него с другой женщиной в кофейне.
Ты умираешь и не рождаешься заново. Ты чувствуешь, как сердце разрывается по полам, а гнев, такой чужеродный, такой неправильный заполняет тебя всю, все твое существо. И ты не можешь сейчас ничего сделать, ты просто смотришь на то, что происходит за стеклом и пытаешься понять, в каком именно месте тебя обманули.
Ты видишь его за столом с другой, ты не слышишь разговора, но ты видишь. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
Ты не хочешь ни видеть, ни слышать. Ты хочешь закрыть глаза и подумать, что это лишь сон.
Но нет, это не сон Тесса. Это даже не кошмар. И ты его никогда не забудешь. Ты никогда этого не забудешь, поверь.
И ты сидишь на скамейке в парке, откуда открывается вид на заведение. Ты дышишь на пальцы и набираешь сообщения, рассказывая о том, как у вас холодно и везде лежит снег. Ты отправляешь фотографию заснеженного парка и лавочки, на которой ты сидишь. Ты пытаешься отвлечься, забыть о существовании помехи, проблемы, неприятности.
Ты отчаянно пытаешься избавиться от всего этого.
Ты видишь, как отец выходит из заведения и садится в машину. Ты не видишь, чтобы его провожали. Ей наверное все равно, дошел он до машины или его накрыло сугробом с крыши. Она наверное ничего не знает.
Тесса видит, как машина отъезжает с парковки и удаляется за поворотом. Тесса хватает сумку замерзшими пальцами и прячет телефон в карман.
Ей терять нечего. Ей больно.
Запах кофе и свежей выпечки больно бьет по желудку, в котором нет ничего, кроме школьного обеда. И кажется ей этот запах самым отвратительным в мире. И все что остается, так это подойти к стойке и сказать прямо в лицо.
- Ты знаешь, что он потерял жену почти пять лет назад? Что у него есть дочь и ей бы тоже хотелось немного внимания? Ты понимаешь, что ты ломаешь все? Кто ты такая, чтобы отнимать его у меня?

0

5

беги вперед до боли в ребрах, до слез в глазах,
и никогда, слышишь, никогда не кричи в темноте.

http://38.media.tumblr.com/5b9c737e2ca029bc82e21e9bb24ebd26/tumblr_mtp9mloyyx1qzg2sjo1_250.png http://38.media.tumblr.com/b0d4de39b0f02e187aad95fb61ae01f9/tumblr_mtp9mloyyx1qzg2sjo3_250.png
jemima west.

ada.
ада.

все, что вы можете узнать об аде в городском архиве.
. . . . . . . . . . . . . .

▸ 1 сентября; 24 года. [возраст]
▸ родом из британии // крагерё.
▸ гончарных дел мастер.
▸ гетеросексуальна; не замужем.
▸ родители мертвы.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
.приходите сияющей в ночи адой, отыщите ее среди сотен лиц и дышите вместе со мной. с нами.
обладайте грамотностью и умением выражать мысли посредством строк. не покидайте и не давайте ложных надежд. я со всем помогу, объясню, подскажу. 
.ада живет по соседству с идой, и им это по душе. они ужинают вместе или перекидываются парой фраз, выходя на балконы и разглядывая общий пейзаж. ида часто оставляет ключи у нее, а потом забывает и забирает через неделю; ада морщит нос от запаха сигарет в доме иды, и проветривает комнаты, недовольно фырча. у них соседские отношения, полные идиллии. ида учит ее пить из горла бутылки и прыгать на кровати - она учит ее веселиться. ада ведет ее на пляж и вышагивает босиком по песку, а потом показывает рукой на закат,  - она учит ее чувствовать сладкий привкус счастья.
.я не знаю, чем закончится ее история. и если понадобится, ида спрячет ее от всех надвигающихся бед.

безумие относительно. всё зависит от того, кто кого запер в какой клетке.
пожалуйста, дай вдохнуть твой воздух. напиши нам свою историю на этом старом клочке бумаги.
. . . . . . . . . . . . . .

.она тянется ладонью к записной книжке в нагрудном кармане - ближе к сердцу - и рисует длинные узоры на белой бумаге. прохожие напрасно ждут от нее ответа, вслух ругаются и продолжают свой путь, не замечая уже за спиной протянутого блокнота с исписанным листом. ада молчит, словно рыба в большом аквариуме с гигантскими акулами. немая.
.о ней не говорят в ее присутствии - отлично слышит - и не смеются в лицо. она одна в небольшом городке, но ее приняли, полюбили, оставили. ей запросто можно доверить годовалого ребенка на день, пустующий дом на неделю, чтобы цветы полить, или стаю домашних собачек, вырывающихся из рук. ада со всем управляется так спокойно и легко, что, кажется, ей любая работа по силам.
.она умеет смеяться. честно. только расскажите ей занятную историю или веселую шутку, от которой судорога по телу и хохот из гортани. только ее смех звучит иначе - надсадно, хрипло. как куряга на последней стадии рака легких, найденный в мусорном баке. как умирающий после трех пуль в сердце. только вот она смеется. и живет.
.у ады собственная мастерская на втором этаже, пропахшая глиной одежда и длинные волосы цвета созревающих колосьев. она не расскажет ничего о своей семье, умолчит о причинах своей немоты, но с радостью покажет детище своей жизни. проведет по коридору с ответвлениями и восхищенно разведет руками: "вот моя страсть, смотри!".
.у нее глаза меняют цвет в зависимости от времени суток: золотисто-бирюзовые ранними рассветами - ада напевает безмолвно любимые строки из песен; цвета морской волны - ада медленно наводит последние штрихи в очередной работе, которую раскупят в считанные минуты забредающие туристы; и, наконец, серые с крапинками зеленой листвы - ада запирает двери мастерской и идет в направлении парка, где просидит несколько часов.
.пятилетняя ада поет звонким голосом, ей аплодируют незнакомые люди в костюмах и женщины в вечерних платьях: она любима публикой. восьмилетняя ада уже не имеет ничего общего с устаревшей версией себя, разрывая ночную тишину слезами и криками. одиннадцатилетней она предпочитает молчать и никогда не знать, каково это - говорить. шепотом, с придыханием, громко, оглушительно. она росла в обеспеченной семье, забот не зная, пока не громкое убийство премьер-министра и его жены в собственном доме. только ребенок выжил, запуганный и повергнутый в шок. итог: потеря голоса.
.она с малых лет находится под защитой государства, путается в ногах у приемных родителей, переезжает с места на место, меняет десятки школ, посещает психолога и не заводит друзей. они ей ни к чему. последнее место назначения - крагерё. городишко, в котором хочется по-настоящему дышать. и она учится заново. 

оставленная записка.

тут пока нет игры, но могу прислать любой из уже имеющихся.

0

6

Ludovico Einaudi – In Un'altra Vita.
http://33.media.tumblr.com/6b7c670d33e42421ea7f101eadb4d77c/tumblr_n87xxacnIJ1r2c6rqo8_250.gif http://38.media.tumblr.com/e2245b7c9d4266752524791fc9fbdf63/tumblr_n87xxacnIJ1r2c6rqo4_250.gif http://37.media.tumblr.com/950a0b174db2aa1d3a154089bc27fb5b/tumblr_n87xxacnIJ1r2c6rqo6_250.gif
ian michael nelson.

Alrik Øyvind.
Альрик Эйвинд.

все, что вы можете узнать об альрике в городском архиве.
. . . . . . . . . . . . . .

▸ на выбор // 21. [возраст]
▸ крагерё // крагерё.
▸ реставратор по дереву // рыбак.
▸ гетеросексуален // одинок.
▸ родители, старший брат и младшая сестра.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
просто я обожаю мистера нельсона** его физиономию, его густые брови, футболки с треугольным вырезом и даже рубашки..а вся гамма эмоций на его лице делает меня улыбающейся идиоткой)
приходи, странник. разбуди в себе альрика, сходи с ума от потери возлюбленной, научись шагать рядом с идой, иди вперед. ты сможешь, я верю.
я прошу:
грамотность, умение выражать чувства посредством написания постов [собственно, этим мы тут и занимаемся] и желание развивать персонажа. не надо топтаться на одном месте. здесь полно прекрасных игроков, с которыми можно придумать сюжеты. но я бы не отдавала тебя никому. честно. если станет скучно, скажи. между нами будет лишь истина, иначе мы не уживемся. я все пойму и многое смогу принять. кросспол разрешен. вы даже можете мне сказать об этом и я не убегу от вас с криками хд главное, чтобы персонаж был полностью ваш. возраст игрока - 18+. в настоящем между идой и альриком просто дружба, но вдруг мы сыграемся настолько, что мне или вам захочется большего.
я возражаю:
здесь не место наглым людям или тем, кто регистрируется, кормит обещаниями и исчезает после. держать свое слово - это важно. всегда есть тема отсутствия.
я предупреждаю:
ваша регистрация и написанная анкета - не залог наших отношений в целом. не хочу никого запугивать, но у меня должна быть возможность отказать вам с этим персонажем, если что-то пойдет не так. надеюсь, что таких мыслей у меня не возникнет ни разу)
я обещаю:
игру,общение на бессмысленные и философские темы, подарки, поцелуи и много любви. я буду хорошей девочкой, но в полнолуние выпущу коготки наружу хд

безумие относительно. всё зависит от того, кто кого запер в какой клетке.
пожалуйста, дай вдохнуть твой воздух. напиши нам свою историю на этом старом клочке бумаги.
. . . . . . . . . . . . . .

.всемогущий ветер счастья. таков перевод твоего имени. оно мне нравится: произносить по вытисненным на бумаге буквам - эйвинд, шептать мягким звучанием слогов, делая ударение на мягкий знак, - альрик, и собирать их в единое целое. твое имя олицетворяет твою сущность и личность, которую невозможно растоптать, унизить или оскорбить. ты - дитя ветра, посланное согревать своим весенним теплом; посланник, в котором я так нуждалась. выглядишь мальчишкой, улыбаясь безоружно, но твоя невинность обманчива. тебе есть что скрывать от других, но ты ненавидишь жалость в чужих глазах, поэтому никогда не рассказываешь о том, что случилось; почему иногда в твоих глазах я читаю необъятную скорбь?
.плечом к плечу, мы сидим на выступающей за окнами лестничной площадке и молчим. прохладными вечерами мы совсем не разговариваем, растворяясь друг в друге безмолвными эмоциями, которым нет конца. мы в абсолютной бесконечности, альрик. я знаю: ты помнишь об этом. ранними рассветами мы просыпаемся под одной крышей, хотя ты живешь недалеко, готовим завтраки в порядке очереди и рассказываем сны. ты чаще молчишь - тебе снится она. утерянная, погребенная, телом остывшая. откуда я знаю? однажды просыпаюсь посреди ночи и слышу, как ты зовешь ее сквозь сон. я не ревную, а сочувствую. может поэтому ты остаешься уже пятый день подряд в моем доме, хоть мы и не любовники? темными ночами мы лежим напротив и не пытаемся уснуть: ты боишься засыпать, но я говорю "все будет в порядке" и обещаю сторожить тебя. твой защитник, слуга и проводник в царство морфея. цербер, незримо окутывающий тебя умиротворением, чтобы не видеть боли в глазах, не слышать полуживого биения сердца. разгоняй кровь, беги до одышки. воспари. сделай, наконец, хоть что-нибудь, чтобы перестать задыхаться в собственном отчаянии.
.мы знакомы с детства: сидим на толстых ветках дерева, катаемся на аттракционах по выходным, едим мороженое наперегонки, рассказываем о тех, по ком сердце скучает. ты любил ее. и я не знаю, кого еще ты сумеешь вознести до небес. рядом с тобой только я, но я - подделка наравне с ней. мы оба это знаем. слишком друзья, чтобы сделать шаг вперед. это "слишком" - преграда между нами, которую тяжело преодолеть. но пока нам и не нужно ничего. ты просто не теряйся в своих снах и возвращайся ко мне - я обниму тебя и скажу: "ты справляешься, альрик". с каждым прожитым днем ты улыбаешься ярче, твои движения перестают быть хаотичными, а в глазах появляется осознанность. ты учишься жить без нее. и я тобой горжусь.
.твои руки пропитаны запахом рыбы и дерева. скажу честно: не самое лучшее сочетание. но я привыкла, спокойно хватаясь за твою ладонь. все пальцы в рубцах, повсюду незаживающие мелкие раны. пластыри в моей аптечке - твои вторые друзья после меня и моего дома, в котором ты не гость, но - хозяин. располагайся удобнее. я знаю, что тебе не заснуть в пустой квартире. пропадаешь целыми днями в мастерской, в лесах или за горизонтом океана - днями и неделями, но я тебя всегда жду. высматриваю своего бескрылого ангела.
.с легкостью чинишь любую бытовую технику, разбираешь и собираешь мебель с сотней винтиков, не вдумываясь в инструкцию. у тебя светлый ум, сообразительное мышление и прекрасное чувство юмора. подшутить надо мной - любимое дело. мы часто гуляем по окрестностям и строим планы на будущее: "не будь ты меня младше, я бы вышла за тебя замуж, альрик". в ответ: "а кто сказал, что я собираюсь жениться на неадекватной подруге детства?". и в шутку называешь меня полным именем, пихая в бок.
мы слишком друзья, чтобы быть кем-то ближе сейчас. но это не мешает мне по-настоящему любить тебя. 

оставленная записка.

скину, если понадобится)

0

7

кто сильней человек или змея? ядерный взрыв или планета земля?
кто сильней – ты или я?
ты или я?
[q]

red – hymn for the missing

http://media.tumblr.com/4971984bbbad3f0e95fe9f579894f1d9/tumblr_mndge8jcfV1qmn5ngo4_250.gifhttp://media.tumblr.com/c231c3a2e5d946b3cb2d223114410c96/tumblr_mndge8jcfV1qmn5ngo3_250.gif
logan lerman

maverick j. Tollefsen
маверик толлефсен

все, что вы можете узнать о маверике в городском архиве.
. . . . . . . . . . . . . .

▸ мальчик-зима [21 год]
▸ крагерё // крагерё.
▸ падший.
▸ не женат, полигамен;
▸ мать и отец .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
сначала маверик был для меня точкой возврата. мертвым доказательством того, что наша жизнь до прыжка - она здесь. она существует. сперва маверик стал для меня, для альмен, шансом вернуться в жизнь. найти сквозь невзрачность ненавистного города его голубые глаза, и остаться. сперва маверик стал для меня всем. а теперь, когда он готов...
маверик стал точкой отрыва. стал последней ступенькой перед затяжным прыжком. стал скользкой последней перилой. маверик стал совершенно самодостаточным, не более мертвым, чем живым человеком, уже отнюдь не только в моей голове.
сперва маверик был для меня чарли из буковской "хорошо быть тихоней", а сейчас зажил своей жизнью в корне не похожей на запланированную.
сперва маверик был для меня закомплексованным мальчиком, пытающимся скрыться ото всех. сейчас я понимаю, что он стремится туда, где считает и находится его настоящее место - на самое дно.
поэтому, прошу вас, не выбивайте из него эту спесь. поэтому, я прошу вас, не поднимайте его со дна. мальчику хочется утонуть - так пусть тонет. мальчику хочется привязать себя к камню под водой - так пусть топится.
дайте мальчику жить.
дайте ему умирать.
и ни в коем случае не тащите его наверх.
он там, где ему самое место.

безумие относительно. всё зависит от того, кто кого запер в какой клетке.
пожалуйста, дай вдохнуть твой воздух. напиши нам свою историю на этом старом клочке бумаги.
. . . . . . . . . . . . . .

Впервые я встречаю тебя за гаражом. На тебе черная куртка – бомбер и белые кеды, которые всерьез истрепались. Впервые я встречаю тебя за гаражом. Твои волосы торчат во все стороны, глаза полузакрыты и сочатся таким холодом, что хватило бы на целую арктику. Впервые я встречаю тебя по наводке какого-то совета. Ты суешь мне пакетик, в котором покоится сладкая дурман-трава, и цепко выхватываешь из толстых пальцев деньги. Ты хмур и несвеж, каким бывает ветер в начале ноября: забродивший, холодный и зябкий. Своим взглядом пробираешься под ворот, деловито осуждаешь каждую неприкаянную складку на моем теле. Затем, вдруг, ухмыляешься. «ты хоть раз курила траву?». Я деловито ответила, что такое случалось и не надо меня учить. Но ты забил косяк.
Впервые я встретила тебя за гаражом укуренного и от того не менее живого.
Такого больше не повторялось.

Ты никогда не подпускал меня, даже на пушечный выстрел. Рассматривая в тебе, как в мозаике, разноцветные, совсем непохожие на других кусочки, я как рыба задыхалась без возможности тебя решить. Я сходила с ума, вычерчивая на листках дневника твои призрачные, злобные глаза. Я так тебя ненавидела, черт тебя дери, Маверик, за то что ты отнимал у меня любое чувство, кроме любопытства. Оно пожирало меня, как некогда я пожирала веганские батончики bite. Оно глумилось надо мной. Ты надо мной глумился. Встречая на улице ты переходил на другую сторону. Встречая на улице улетал на другую планету.
Затем я встречала тебя только в приемной мисси аульфитц – немецкой женщины психотерапевта, которая не затыкалась о детях африки и всегда заканчивала сеанс на семь минут раньше. Она вся была такая.. такая немецкая. Такая настоящая немка, до чертиков цивильная в своем выглаженном костюме и в поношенных туфлях.

Затем я встречала тебя только в приемной с разницей в пять минут. Замерзшего, почти ледяного после каждого сеанса. Невообразимо трезвого. Совершенно чужого, хотя и близким-то ты никогда не был. И никогда не стал.

«накуримся?»

Ты курил, а я лопала пузыри ароматной розовой жвачки во рту.
- почему ты ходишь к немке, пятница?
- пятница?
- почему ты к ней ходишь?
- потому же, почему и ты. я больна.

В тот день ты сказал, что никаких болезней не существует. Никакой души человеческой нет и в помине. И каждый раз ты выбрасываешь столько денег лишь бы успокоить мать-истеричку. В тот день ты сказал, что каждый находится именно там, где он того сам заслуживает.

- во что ты веришь, маверик?
- в рак и СПИД. Это то, что действительно может с нами случиться.

Ты уходил на полуслове, оставляя меня сидеть с бесконечными ребусами и загадками в голове. Ты никогда не давал знать о себе больше, чем ничего. Ты никогда не был для меня настоящим человеком, обличенным хоть во что-то значимым. Ты никогда.

- кому ты пишешь письма, пятница?
- может быть тебе. Может не тебе.

Ты закатил глаза. Постарался заглянуть в бумажку через плечо, но ничего не вышло. Ты глубоко вздохнул и добавил: «дура ты, пятница».

12 января.
Марта, я снова тебе пишу.
Маверик заходил ко мне ровно четыре дня назад.
Марта, я снова тебе пишу, потому что не знаю что со мной. Холодный и грустный маверик будит во мне то ощущение, когда больше ничего не хочется.
Когда я последний раз его видела, он был одет в серое пальто. И пальто это было такое серое, что скорее напоминало цвет его мешков под глазами, или толерантно намекало на безысходность каждого его дня.
Марта. Я снова тебе пишу. Когда-нибудь я сделаю это. Маверик говорит, что смерть – это только начало. Начало, которого мы очень боимся и именно потому не идем. Он говорит, что надо попробовать все, чтобы войти в смерть [он именно так и говорит] с грузом собственного опыта. Но он никогда не признается в своих словах.
Я видела на его шее шрамы. Штуки три. Но маверик не говорит мне откуда они. Он вообще мало чего говорит о себе, а ты ведь знаешь, как я ненавижу эту тишину.
Я не люблю его, марта. Он мне не друг. И не любимый. И не враг. Он стал моей пустотой. Огромной брешью внутри, которая с каждым днем все сильнее и сильнее разрастается, подобно раковой опухоли.
Марта, когда-нибудь онкология по имени маверик меня погубит.

Какое-то января.
Маверик,
Я устала.
Тебе нравится окутывать свою жизнь пеленой тайны. Завесой несоизмеримого вранья и красочных метафор. Тебе нравится создавать свой кокон из стекла и бетона брошенных наотмашь слов. И все вокруг знают, что мальчик – патологический врун. Но всем нравятся его сказки. И маверик, ты как один из братьев Гримм.
ты красишь жизнь гуашью, преимущественно черных цветов, но это же лучше, чем белый лист.
И красивые девочки шепчут тебе на ухо: «почему ты такой грустный?»
И ты отвечаешь им.
Потому что сдохла моя кошка.
Потому что я подцепил вич.
Потому что я пытался съесть свой локоть.
Потому что отец ушел от меня, воспитав во мне комплекс херового сына.
Потому что я съел пропавшую рыбу.
Потому что я хочу тебя трахнуть.
И красивые девочки заливаются звонким смехом. Потому что им нравится, как ты шутишь. Пусть за твоими шутками стоит слишком много грусти.
В своей грустной манере курить ты прячешь свое лицо за вуалью дыма. Ты прячешься от надоедливых женщин и мужчин за стойкой сизой дымкой. И ты никогда не интересуешься, как дела у твоего лучшего друга. Или у его подружки. Или у их мертвых детей.
Ты никогда не интересуешься почему между жизнью и смертью я выбираю смерть.
Маверик.
Подпусти меня.
Ближе.
На шаг.

Ты прислал мне через два дня. На клочке салфетки, испачканной соевым соусом было написано только три слова: «дура ты, пятница».

Мы лежим на траве и бесстыдно пялимся в небеса. Тебе не нравится, что я так мало говорю. Меня бесишь ты повсеместно. Ты тычешь пальцем в что-то абстрактное, и говоришь, что облако похоже на мартышку. Ты тычешь пальцем в мое плечо и говоришь, что я похожа на мертвое море.
Ты -  мальчик, окутанный тайной.
Ты – мальчик, окутанный ложью.
На обрывках салфеток ты пишешь мне своим корявым почерком. И никогда не говоришь этого вслух.
Ты пишешь.
Альмен, мой отец умер от рака легких.
Альмен, мне нравится твое имя.
Альмен, ты невообразимая дура.
альмен, ты меня бесишь.
Ты молчишь и пишешь.

И мы пишем друг другу. Постоянно. Пытаясь найти в себе нечто живое, что еще можно пробудить на свет. То, что можно вытащить. То, что можно спасти.
Но мы мертвы, маверик.
Оба мертвы.

оставленная записка.

перрон – практически эшафот. советуешь не смотреть,
как поездовый большой живот съедает тебя на треть.


я расскажу тебе про небо, если захочешь.

я видела его густые облака, когда в предсмертном крике рождалось мое спасение. я видела небо, когда оно било меня своими лучами теплыми в самую сущность. я видела его, эджилл. согнутая спина, сплошь покрытая ссадинами да порезами, вживалась в родную землю. в место, где родилась девочка_без_изъяна. а глаза, когда соль сочится из уголков и давит тебя в тишине; они видели только небо. беспросветно далекое. и такое же грустное, как некогда позволяли себе быть мы.

я расскажу тебе про берега, если захочешь.

и про то, как уставшие пальцы ног забывались в песке. и о том, как дышать приходилось через раз. и не было сил даже сдаться. и про то, как песок был во рту, смешиваясь с грязной иссохнувшейся  кровью. и про то, как он хрустел на зубах лучшим лекарством. и я искала на границе сознания отблески, на тебя похожие, и боль мешалась с краской цвета ультраморин. и обязательно про то, что можно научить тело не болеть. а клетки эпидермиса все меняются, и во мне не осталось ни одной, что хранила бы твои забытые приступы.

я расскажу тебе про звуки, если захочешь.

и про то, как они оглушали меня посреди обезумевшей листвы. про то, как звуки посреди смерти становятся твоим главным оружием и худшим твоим врагом. как мы становились спасением, а после – атомной бомбой размером с ограбленное сердце. я расскажу тебе про то, как умею на вкус ощущать плач маленьких девочек на простынях, и взрослых мальчиках в тюрьме своей головы. я все их знаю. я учила их, сандалом втирая в больнючие прорези на собственном теле.  и про то, как можно потеряться в первозданной, самим богом созданной, тишине. и как у тебя в глазах все мутнеет, когда ни одного звука. ни одного вздоха. и даже твое собственное сердце не бьется, оставляя тебе только свободу.

я расскажу тебе про огонь. и воду. и медные трубы.

но больше, конечно, о крови. я расскажу тебе, как умалишённая разносила стены в своей комнате, и как истеричные рыдания заполняли все мое существование. и я расскажу тебе, как летели вниз все мои идиотские мечты и все то, что когда-то во мне жило. и как они с грохотом разбивались о всхлипы маленькой девочки морион. и о том, как кровью на стене я писала «не отдам». зачеркивала. «не кричать». зачеркивала. зарастала. и о том, как огонь изъедал шторы комнаты. и о том, как полыхала моя кровать. и о том, как молилась я господу, чтобы он сплавил мое лицо в этом огне. и как я хотела остаться там. спрятанная, заросшая и запаянная. сгнившая, но переплавленная. на полу той самой комнаты, которая горела и шипела. которая прогоняла мое существо.

я расскажу тебе о том, волчонок, как посреди выжженой тишины истины не находится.

и как ты ищешь по сгоревшим опарышам своих воспоминаний какие-то ненужные куски. и о том, что ничего найти уже нельзя. я расскажу тебе, что храм свободы, что рождается за пару часов в твоем сознании – блеф. и о том что сексуальное желание, при его наличии, можно искупить и с фонарным столбом. и о том, что у нас никогда не было боли общей. и боли страшнее у нас тоже никогда не было. и о том, что нас, кстати, тоже нет.
я расскажу тебе о том, мальчик, что больше не путаю голод с любовью. и что бабочек в животе столько, жаль что они все давно разложились.

я нихрена тебе не расскажу, мальчик, что волком грызется мне в спину.

потому что я ничерта из этого не помню, стоит тебе появиться.  и я на слух вспоминаю слова, отысканные в давно забытых молебниках.

скажи, вдвоем бесконечны мы,как мебиусовский лист.
недолюбовь во время чумы. аспириновый Принц и Лис.

«если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной»

господа, разрежьте женщине грудную клетку, хватит с вас. господа, возьмите лобзик и прямо по впадине прорежьте бледнющую противную кожу, хватит уже с нее.  господа, глотните самого горького спирта что в крови её, словно глицерин сейчас взорвется. господа, девочка будет молчать.
никто не услышит.

тише, и рот клейкой лентой ей заклейте, чтобы связки не надрывала. сделайте так, чтобы никто не узнал. сделайте это как искусный маньяк, ну давайте же. эджилл, натяни улыбку свою косую. натяни. и вскрой этой девочки наконец горло/груднуюклетку/хотьчтонибудь. и в путь, изучать координаты от груди до низа живота. совсем не страшно, совсем не больно. ты видишь, смерть танцует в том дальнем углу, она чувствует первый запах крови, тот самый первый, когда капля падает на пол. это когда ломаются нервные клетки, это когда сердце надрывается на два или три, метастазами по всему внутреннему организму. ну выдерни позвоночник, сломай кости, раскидай внутренности, пусть она танцует свой танец, пусть сводит тебя с ума, пусть закружит тебя в мрачном ритме.
молчи и режь девочку вдоль.
морион хмурится. морион злится и она так безобразна.

- время не лечит, эджилл, здесь ты безумно прав, - её брови почти сходятся в точке соединения с миром, прямо над переносицей, - время учит нас выживать.
морион неловко берет его под руку, губы себе кусает за бессовестные желания, что рождаются в голове со скоростью смердящего опарышами разлагающегося тела. морион увлекает мальчика [несобой] за собой. и цепляется глазами за понурый воздух. – если бы не время, никто бы не выжил, - бурчит она под нос. и целому миру не слышно.
ну кем она была: воздушной принцессой своего подземелья? играла в куклы, шахматные фигуры эти фарфоровые била, злилась, впадала в ярость? она не была прекрасной феей, которая разбивала всем сердца, и цена им была грошь, как и её.
две маленькие фигурки в черной комнате: эджилл и морион.  молчание и тишина.  распутник и безмолвие рядом. он мял черную прямоту волос ее, плевать что их не стало, закури и отпусти.

слова продолжают свой вальс. они говорят «он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим, подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени своего».

морион отчего-то вдруг жмет плечами, ежится, словно обданная водой холодной. мы не дышим ровно целую жизнь. мы не видим ровно целую жизнь. вспышка.

- эджилл. и только имя твое я в кармане ношу. морион смолит сизый дым. и графитовый фиолетовый грязью остается на фильтре. раз за разом. и каждый раз после.  морион щурится новому дню, цепкими пальцами вживается ему в рукав. пустыня.

эджилл, я думала, что нет человека сильнее того, кто боли не чувствует. я думала, что все эти наши фантомные вспышки йодированной сосредоточенности боли и страха – они делают нас слабыми. хилыми. хлипкими. я думала, что именно они, вспышки рыжих и красных цветов, оранжевые круги за темнотой сомкнутых век – они делают нас уязвимыми. гибкими. падшими. и я думала, что нет человека сильней, если он никого не любит. потому что, если ты никого не любишь – никто не может сделать тебе так больно. и никто трижды не станет проворачивать рукоятку длиннющего ножа в твоей спине, если ты никого не любишь. и никто страстными поцелуями не вскроет тебе шею от уха до уха, если ты никого не любишь. раньше мне думалось, что если убить эмоции – я стану непобедимой. иконой. святыней. алтарем. и ты сможешь приткнуться ко мне, как к богу обращенный, за спасением. и я обязательно тебя спасу. я обязательно постараюсь тебя спасти.
и я рвала на себе клочками все неживое.
все то, что мешало мне быть живой.
и окончательно сдохла.
эджилл, скалься на меня, на мертвую, припорошенную снегом грязным к твоему порогу. эджилл, давай, раздери мне глотку, что рождает миллион слов гаже всяких мертвенных личинок и червей.

э д ж и л л с п а с и м е н я

человек, который не чувствует боли – прогорает как спичка. единожды и навечно. и как бы ты ни старался в умиротворенной золе даже тепла надолго не хватит. человек, который ничего не чувствует – он слабее младенца. он мертв. в самом своем корне такой человек подыхает и задыхается.
и меня никто не распинал. и никто терновые ветви не вплетал мне в косы. и кос у меня тоже нет. а я все равно сдохла. как и все в этом мире, кроме системы. кроме строя. и кроме пулеметных приказов мужчины, что заходится пеной у рта.  посмотри на нас, мальчик, мы давно умерли. еще там – в очереди наших рождений. и ничего в этой жизни нам не принадлежит. даже собственные чувства.

- я все время думала, как это будет : как мы поговорим, - голос морион низкий, почти сутулый.  девочка молчит. как я объясню тебе, что искала спасение, а нашла смерть. – а теперь мне слов не хватает. морион смотрит на него, различая знакомые черты. и внутри горит что-то бледно и ветрено.
какой ты, ну господи, какой ты. ничей, а в карманах пакеты с чудесами. за пазухой носишь салюты, фейерверки. не целуешь черные тени в зеркалах, совсем другой. совсем красивый. исколотый, избитый током, параллельный, и тебя наверное не молоком, а кровью обливали. мальчик. мужчина. больной мальчик. наверное во снах слишком сильно любишь самых красивых, а по утрам находишь их живыми. красивыми и живыми. совсем, как настоящими.

- ты, главное, на меня не злись, - скукоживается морион. у мальчика_волка есть сотни причин ненавидеть девочку. за холодные пальцы прямо в позвоночнике. за то, что оставила его, когда он нуждался. за то, что пыталась его спасти. за то, что тело не слушалось и рвалось куда-то.

за узкую лисью морду.
за узкую лисью морду.
за узкую лисью морду.

ради имени твоего, господи, прости согрешение мое, ибо велико оно.

трижды я пыталась остаться призраком. мертвыми останками в преисподней собственного крематория. трижды кусала локти себе, пытаясь обкусанными пальцами достать из самых костей воспоминания о том, о ком и скучать то грешно.
и я знала, что не стану твоей иконой. и еще меньше во мне твоего алтаря.
но я скучала по тебе, чертов мальчишка. я так по тебе скучала.

у нас никогда не было вечера на берегу. а ты никогда не курил. 
девочка  никогда не вспомнит мужчину, который не причинил бы ей боли.
об угли всегда обжигаешься, даже когда они кажутся совсем пустыми и холодными.

я просто знаю. что ты должен меня понять. даже если я проклятая, презираемая, шокирующая, извращенная и первая в очереди на сожжение на костре женщина. ты должен меня понять.

в конце концов, я расскажу тебе про небо, если захочешь.
у меня оно есть, и на нем есть место для тебя.

0

8

я проткнул свою руку шилом,
и теперь вся ладонь занемела.
я хотел, чтобы было красиво,
хоть и выглядит скверно.
korn - evolution

http://savepic.ru/5558984.png
charlotte free

lana ulw
лана ульв

все, что вы можете узнать о лане ульв в городском архиве.
. . . . . . . . . . . . . .

▸ август 1993 [20]
▸крагерё
▸ фрилансер
▸ свободна во всех отношениях
▸мать, отец (имена, если нужны, на твою фантазию).

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
я тебя очень-очень жду, моя неповторимая сумасшедшая. и мы с тобой обо всем еще раз поговорим, верно?

безумие относительно. всё зависит от того, кто кого запер в какой клетке.
пожалуйста, дай вдохнуть твой воздух. напиши нам свою историю на этом старом клочке бумаги.
. . . . . . . . . . . . . .

    ты ненормальная. ты невменяемая. ты сумасшедшая. ты двинутая. на всю голову. бороться  в серой реальностью - это не про тебя. твоя реальность - это что-то с чем-то. где-то в недрах твоего организма есть нехилые запасы травки - иначе как возможно жить так, как ты?

    не терпишь отказов, знаешь только свою волю и редко к кому вообще прислушиваешься, ты сама себе капитан. с тобой не очень-то просто (читай: вообще непросто), потому что тупо иной раз не знаешь, как можешь отреагировать, ты у ж а с н о непредсказуемая. а все потому, что решительно все в твоей жизни зависит от одной простой вещи: настроение. если ты в отличном расположении духа, ты любишь всех и вся, ты готова творить, творить, творить, давать добро, давать, всю себя ты готова отдать. а вот если ты вдруг встала с левой ноги.. туши  свет, короче.

    ты подозрительна: души людские черны, ох как черны. и если ты начинаешь человеку доверять, то уже его от себя никогда не отпустишь, ты будешь всеми силами удерживать его подле себя. вне зависимости от его воли. ты бы даже убила, если бы не понимала, что это возымеет обратный эффект. собственничеством паленым от тебя воняет, милая моя.

    живопись - твое всё. считаешь себя великим деятелем искусства и искренне порой недоумеваешь, почему тебе в ноги еще никто ниц в ноги не падает от твоей гениальности. пыталась к творчеству приучить и дану, но «руки из жопы - это диагноз». мечтаешь о собственной выставке и копишь для нее материал. ты бы уже давно с этой задачей справилась, если бы не раздраконивала бы холсты из-за каких-нибудь мелочей. да, перфекционизм - штука, которую, увы, не лечат. как говорится, горбатого только могила исправит.

    в 13 лет ты случайно выпала из окна второго этажа: засмотрелась, называется. тебе стыдно в этом признаться, но ты не помнишь уже, что такого ты увидела там, вдалеке. поэтому каждый раз придумаешь что-то такое, что даже Творца бы растрогаться от мнимой чистоты и непорочности твоей души заставило бы. кстати, с тех пор у тебя некоторые проблемы со спиной.

    познакомилась с даной в школе как-то раз исключительно от нечего делать. нет, тебе на самом деле было ужасно скучно. пусть и звучит это как-то подозрительно и странно даже для тебя. ты никогда не думала, что такой, казалось бы, пустяшный поступок может стать для тебя роковым. в каком-то смысле дана стала для тебя всем. точно так же как ты для нее: ты это чувствуешь. однажды ночью вы твердо уяснили для себя, что вы - кровные сестры и, так сказать, скрепили свои души рассеченными острым ножом ладонями - всё как надо.

    проблемы с законом у тебя появились той же ночью, что и у даны: вы как-то угнали полицейскую тачку в пьяном угаре. так же в твоем списке есть еще пара довольно-таки крупных драк и вождение в нетрезвом виде (но это как-то не очень серьезно).

оставленная записка.

три.
    два.
    один.
    опять.
    сумрачную тишину  резко разрезает классический скрежет будильника - звук мерзкий-премерзкий, но он может заставить тебя проснуться и, даже более того, встать, чтобы выключить это долбаное исчадие ада (но ни в коем случае при этом умудриться не разбить этот чертов прибор (а так хочется..)), умоляя мироздание прекратить, прекратить, прекратить и прекратить уже наконец-то издеваться над твоими ушами. и над тобой, желательно, тоже: порой тебе кажется, что ты в прошлой жизни только и делала, что обстреливала детские сады и сжигала роддома под душераздирающий хохот сатаны - иначе чем ты заслужила эти муки?
    опять. опять, скажешь ты. а мироздание же тебе на ушко ласково шепнет: с н о в а. и пресладко тебе при этом улыбнется. гаденько-сладенько. сссука.
    последние три месяца проходят под знаком «дежа вю» и «жесткого (само)контроля», что тебя просто бесит, бесит, бесит, страшно бесит. нет! это выносит твой мозг: сегодня ничем не будет отличаться от вчера, а разве так можно? ведь так было и вчера, и позавчера, и два дня назад, и, и, и, и - много таких дней уже было. очень много. плохо. еб. твою. мать. еб твою. раз. мать. еб. твою. мать. два. три. четыре. пять. шесть. вдох. семь. восемь. девять. выдох. десять. вперед.

**

     мгла, мгла, мгла - день опять не угнался за тобой, ему трудно продираться сквозь.. а через что, кстати? неважно. темно, черт возьми. темно, как в жопе негра. нет. преувеличено. не фонтан, короче: трудно тебе в такую темень вставать. муки христовы. за что. а там, где мгла, там еще и холод с вероятностью в сто процентов. жестоко. не любишь ты все это дело. но то, что не убивает нас, каким-то макаром умудряется сделать нас сильнее. именно. ты, как всегда, просто-напросто переживешь этот день. а что сегодня? а сегодня среда. переживешь среду. не умрешь. переживешь. и завтра точно так же. и послезавтра. и еще несколько месяцев. бл*дь. переживешь. бывали времена и похуже. а тут простое молчание в тачке. офигительная перспектива. а как познавательно..
     тебе жутко не нравится, что каждый твой день похож на предыдущий. тебе не нравится твоя невыспавшаяся рожа в зеркале ванной. вкус утреннего кофе, который вроде как бодрить должен, напоминает иногда жидкую пластмассу, что тебе тоже не нравится. тебе не нравится, что ты можешь на автомате (и с закрытыми глазами тоже) проделать путь до полицейской клетки. иной раз тебе кажется, что, если бы вы с ланой все же той весенней ночью еще и решили бы ввязаться в драку с полицаями, в тюрьме тебе было бы легче.   
    автоматизм убивает. все жалуются, что курение, выпивка и наркотики - страшные убийцы. тупые мудаки. автоматизм - вот кого опасаться нужно! но альтернативы у тебя пока что нет. поэтому ты ложишься ежедневно почти под нож автоматизма, умоляя его сегодня ни на что не отвлекаться. и привычка тут тебе не помощник.
    где-то в глубине души ты понимаешь, что только ты виновата в том, что проходишь практику у ахо: если бы ты где-нибудь в прошлом пошла по другой дороге, свернула хотя бы на другую тропку, то точно тебе бы не пришлось часами на пролет в этой чертовой тачке с ним. в тишине, периодически прерываемой.. спорами. иной раз кажется, что лучше бы он что-нибудь сказал. когда же мироздание исполняет это твое желание, ты сразу же об этом жалеешь. тебе даже в голову не приходит, что его тоже это может не устраивать. ты просто уверена в том, что ему это все доставляет неописуемый кайф. ну или ему просто-напросто н а с р а т ь. но это никак не может его раздражать. раздражать так, как тебя. бл*дь.

**

    открываешь дверь машины и садишься. один плюс сложившейся ситуации: здесь теплее, чем снаружи. потираешь раскрасневшиеся ладони - перчатки для слабаков. не удостаиваешь своего мучителя и взглядом: лучше пусть молчит. реально.
    нет, ты пробовала с ним здороваться. проблема только в том, что это потом влекло за собой какое-то жалкое подобие светской б-беседы, трансформировавшейся в спор. а спор заставлял себя плотнее вжиматься в сидение, чтобы не сорваться, не вцепиться в его шевелюру и не бить, бить, бить, бить, блин, об руль. нет, мысленно ахо уже все эти изуверские пытки прошел, только вот их реализация была крайне нежелательной. иначе весь твой путь, вся твоя типа «новая жизнь» на смарку.
    вы трогаетесь с места. крагерё просыпается, люди постепенно вываливаются на улицу, спешат по свим делам, работам, блалала. балала!
    ахо вздыхает. невольно повернулась.. и тут же отвернулась, увидев его профиль. впервые за этот день.
    спокойно. всё спокойно. и это отвратительно. зверь внутри тебя начинает разминать конечности. но нет, милый, так не пойдет. день только начался. мысленно считаешь до десяти. а тут рация долбанная. только девять утра, а группа подростков, супермаркет, балала. что делает ахо? отклоняет. черт! и так всегда..

0


Вы здесь » ABYSS » Биврест » dandelion wine


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC