ABYSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



filth

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

filth
Кофе, сигареты и шлюхи. Наверное, где-то есть фабрика, где их штампуют. Где-то неподалёку от Бульвара Разбитых Грёз. (c)
происходящее описано James McFarlane и Bruce McFarlane
и случилось это 3 июля 2014 года, в Портлэнде, штат Мэн

смотреть

https://31.media.tumblr.com/c40295decceeb5996ee05fd608bfb492/tumblr_mji1y4qDRd1r39i1to4_250.gif https://31.media.tumblr.com/36290e8798ac9c792d65a1d01d3b063a/tumblr_mji1y4qDRd1r39i1to3_250.gif
http://25.media.tumblr.com/c841ef817384d1525b87c8e5b0f736bc/tumblr_mybqiemL7l1rqph1io1_500.gif


..сколько прошло лет? Многое изменилось, но что-то осталось прежним.
Ночью будет новый нелегальный бой и Брюс не хочет его пропустить.

The Pretty Reckless - Make Me Wanna Die

Отредактировано James McFarlane (15 августа 13:04)

+1

2

И вот я стою на пороге этого старого здания, которое давным-давно следовало отдать под снос. Это почти на отшибе города, ну еще бы, думаю я, куда же им еще податься? Люди осуждают подобного рода развлечения, хотя, что странно, вполне приемлют их же в немного видоизмененной форме. Глупость какая-то, ведь разницы между происходящим на ринге, к примеру, на Олимпиаде, и происходящим на ринге здесь, в этом вонючем и облупившемся здании, нет никакой. Везде человек – просто зверюга, так до конца и не укрощенная эволюцией. Культура засунула его в свои рамки, говоря, что воевать, убивать, быть кровавым диктатором, есть мясо – плохо. Но ведь культура всегда что-то осуждала, делая новый виток в своем развитии, она делила мир на черное и белое, но всегда, насколько я все это понимаю, осветляла что-то мерзкое. Например, Средневековье – яркий пример человеческой двуличности. Но люди не меняются из века в век, а значит, мы так и остались теми же лицемерами, какими и были века назад, а может быть даже тысячелетия. Хотя тогда, может, все было и честнее, откуда мне знать. Так что, если рассуждать глобально, то стою я не просто на входе в местный бойцовский клуб, а прямо у порога человеческой сущности.

Мне нравится ход своих мыслей, я весь день читал Фому Аквинского и слова в голове перемещаются вяло, перемежаясь с его. Я почти чувствую себя святым, входя сюда.

Дверь старая и заржавевшая, она чуть приоткрыта и из этой кривой щели на улицу изливается блеклый свет неярких прожекторов. Я тяну ручку на себя и погружаюсь в мир звуков и запахов этого неповторимого места. Сначала меня обдает застарелым потом и гнилой влажностью, хотя здесь тепло, даже жарко, но запах гниения от этого кажется только более стойким. Следом за этой волной следует запах крови и пыли, но только если вы пройдете поближе к рингу. Меня охватывает гвалт басистых голосов, над которыми пенится громкий мужской смех, изредка разбавляемый текучим и более высоким женским. Я закусываю нижнюю губу и прикрываю глаза, давая себе возможность под завязку наполниться атмосферой бессмысленной жестокости, которую, как мне помнится, я так любил, когда был моложе. Сейчас вся моя энергия целенаправленна и централизована, поэтому порадовать себя чем-то не имеющим под собой рациональной основы мне удается нечасто. Это, в общем-то, и к лучшему, но все же сейчас я ощущаю себя как никогда близко к своей истинной натуре, стоя тут в одиночестве и расфокусировано оглядывая помещение. Я пришел сюда не просто так.

- Хей, Брюсси! – слышу я за спиной и резко поворачиваюсь всем корпусом. – Ты все-таки пришел!
Это мой старый школьный приятель, Дэйв, это он затащил меня сюда для встречи, мол, мы же, Брюсси, всегда любили это дело, теперь нет, но раньше-то, вспомни старые времена, сколько воды-то утекло! Так мы с ним беседуем около получаса, я мастерски обхожу всяческие уточнения насчет работы. Просто сказал, что подрабатываю в порту и все. Дэйву, похоже, этого было достаточно, и мы решили посмотреть бой.

-Скажи мне, пожалуйста, Брюс,  - говорит он мне, пока я всматриваюсь в бьющихся парней, ведь мы стоим весьма далеко от ринга, - почему вас, Макфарленов, так много в этом городе? Вы решили захватить его? Занимаетесь нелегальным клонированием?

-Что ты несешь, - немного раздраженно отзываюсь я, не желая вспоминать свою полоумную семейку в такой чудесный вечер, - мне плевать на всех Макфарленов в этом чертовом городе, особенно, если они выглядят как имбицилы или посланники Моисея.

-Нет, я не про твоих братьев, - быстро, с оправдывающимися нотками, говорит Дэйв, - просто здесь, вот в этом самом «развлекательном клубе» появился какой-то Макфарлен. Вот меня и разобрало любопытство, не родственник ли он тебе. Он сейчас и на ринге, смотри.

Парень, на которого показывал мой приятель, стоял к нам спиной. Он не был ни Ронни, ни Джеком, ни тем более Авраамом, но общая атмосфера сконцентрированного в воздухе азарта захватила меня, поэтому я стал пристальнее всматриваться в него, не до конца понимая зачем.

-Слушай, я хочу с ним познакомиться, - сказал я Дэйву, не отрывая взгляда от боя, - подождешь меня здесь, хорошо?

От что-то буркнул, а я тем временем стал расталкивать толпу, подбираясь к этому парню. Он мастерски работал, нужно это признать, поэтому я был уверен, что конец боя близок.

Вглядываясь в его мелькающее лицо, я ждал конца боя.

+2

3

- Да я тебя, сука, выебу, тварь! Иди сюда, ублюдок конченный. Я тебя, на хуй, к херам собачьим порву! Сюда иди!
Меня кто-то настойчиво оттаскивал от этого урода, не давая свершить праведный суд и натянуть сопернику глаз на пятку. Нервы не к черту, раньше такого не было. Чтобы вывести меня из себя приходилось очень сильно стараться, да и тогда я был подобен сытому удаву, который только что сожрал какого-то нерадивого капуцина и теперь полз себе купаться в лучах полуденного солнца, утопая в сытом блаженстве и твердом ощущении собственной охуенности. А теперь все по-другому. Вспышки ярости возникали мгновенно, реагируя на самый малейший раздражитель. Хотелось откусить кому-нибудь голову, рвать мышцы, ломать кости, насиловать и морально изгаляться над телом поверженного. Такое поведение пугало даже меня, не считая Фальконе, итальянца-мафиози, который с трудом оттащил меня в уединенную подсобку и теперь напряженно жался к стене, непрерывно следя за мной взглядом.
- Ты видел? Я его за это убью самым жестоким способом, который знаю! Или даже не знаю, но обязательно придумаю! Черт..
На скуле у него стал багроветь и наливаться синяк, скорее всего, ему досталось локтем в челюсть, когда я был еще слишком ослеплен злобой, чтобы различать в лицах вокруг своих и чужих.
- Мио каре, кто так поступает? Возьми себя в руки, пор фавор! Подожди немного, ты же знаешь, что он тебя специально достает. У тебя с ним бой через пятнадцать минут. Ты делаешь деньги, бамбини, хорошие деньги. Не забывай это.
Было в его словах много правды, но даже если бы сам Папа Римский сейчас сказал мне успокоиться, то я бы послал его, стараясь сильно не богохульничать. Я пришел в этот притон еще год назад, толком не зная, как заработать себе денег. Наставник не делал ничего просто так, а работа наемник пока не приносила ничего большего, чем опыт, шрамы и бесплатные обеды. Здание тут было древнее говна мамонта, но тем не менее, держалось крепко и даже выдержала бы штурм спецназа, если бы федералы решили прикрыть эту лавочку. Но местная мафия, что обжилась тут, давно платила неплохую дань копам, чтобы те закрывали глаза на эту часть района. Местный Колизей был скопищем всего криминального мира города, особой достопримечательностью, где каждый найдет себе занятие по душе. Бар, танцпол, отдаленные кабинки, как в самых элитных клубах Америки, наркотики и алкоголь лились рекой, а для особо богатых и кровожадных персон, устраивались бои в другой стороне здания, где каждый играл роль гладиатора, что боролся за свою свободу и лил кровь на потеху зрителям. Каждого бойца брали в оборот основательно и крепко держали за яйца, но и платили за это щедро. Когда я пришел сюда и впервые вышел на арену, завалил соперника за первые пять минут, мне сразу предложили солировать тем вечером. Это немного походило на рабство, но не настолько, чтобы бойцы были недовольны. За каждый проигрыш бойцы должны были платить из своего кармана, но откуда у них возьмутся такие деньги? Приходилось драться снова, чтобы оплатить долг. Мне особо не нравились аукционы и бои на смерть. На аукционах покупали бойцов, как продажных шлюх, чтобы выставлять против бойца другого такого же богатого ублюдка. Иногда, если заплатить больше, услуги были другими, от наемных убийств до оргий. За это платили неприлично много, так, что можно было не ходить сюда целый месяц.
Отведенных на подготовку пятнадцать минут улетучились незаметно, пропитываясь запахом затхлой крови и плесени на стенах. Стоило покинуть коридор и выйти в общий зал, как меня ненадолго оглушает волной людских криков, запаха возбуждения и жестокости, витающего в воздухе. Соперник уже ждал на импровизированной арене, театрально разминая мыщцы и кидая на меня полные презрения взгляды. Стоило мне его увидеть, как я ненадолго сошел с ума, растворяясь в жарком пламени неконтролируемого желания убить его. Я бил бездумно, не рассчитывая силу удара, рвал собственные мышцы, разбивал костяшки пальцев об чужие кости, рычал, скалился и улыбался, пропуская и отбивая удары противника. Боль пришла чуть позже, когда победа была моей, во время боя я ее не чувствовал. Ныли ребра, острый привкус крови во рту не давал возможности сосредоточиться на том, чтобы выровнять сбившееся дыхание. Я выловил из толпы знакомое лицо Фальконе, который не знал, куда засунуть пачки помятых банкнот от выигрыша и грубо пихал их в карманы. Тем временем побежденного оттаскивали с арены, оставляя за ним длинную дорожку из крови.
- Берсерк снова победил! - не своим голосом заорал обдолбанный под завязку ведущий боев афроамериканец, вздернув мою руку вверх в знак победы. Ребра заныли еще сильнее.
В идеале нужно умыться и посвятить остаток вечера лечению, на благо крови было предостаточно и магия справилась бы без особых трудностей, но было ужасно лень. Я спустился вниз, к беснующейся толпе, и поплелся к бару.
- Чарли, дай мне бутылку виски. - я устало плюхнулся на свободный стул и подозвал бармена. Время набухаться.

Отредактировано James McFarlane (17 августа 15:50)

+3

4

- Хей-хей-хей, парень! – мне безумно весело, поэтому я толкаю какого-то преградившего мне путь идиота, и иду дальше. Я хотел нарваться на смачную драку, честно говоря, но тот что-то промямлил и отошел, мать его, в сторону. Обидно, но настроение слишком высоко взлетело за последние полчаса, чтобы так легко падать обратно.

Я почти парю над этим мерзким липким полом, на моем лице улыбка, а по телу волнами растекается энергия, которой и в помине не было, когда я входил в сюда. Что может быть лучше хорошего субботнего молотилова? Конечно же, смотреть на него! Н-да, ребятки, такой правды бы нигде не найдете. Вот, что мне нравится в боях – кровь и честность. Кому есть дело до того куска мяса, валяющегося на ринге, и неуверенного, есть он или уже нет. Точно так же как никому нет дела до другого куска мяса, на этот раз победившего. Мне на ум приходят неловкие слова Дэйва о том бойце. Господи, если бы он правда был Макфарленом, я бы согласился провести с ним детство ради такого развлечения, как драка. Авраам был огромным жирным боровом, и бить его было неприятно, будто тесто месишь. Да и ныл он страшно, вся улица слышала его сирену, фу, как же я тогда терпеть его не мог! А вот младших я полупить любил, они были злые как чертята и оба похожи на баранов со своим этим безэмоциональным взглядом. Они обожали меня. По вечерам я тренировался с ними, а днем они шли в школу и говорили достающим их старшеклассникам, что они «братья Брюса Макфарлена», и те отваливали! Тупые как бревно, но прагматичные. Хотя, на самом деле, сам процесс, если не брать в расчет то, кем они были, с его технической точки зрения, был не очень завлекателен. С ними было скучновато, но если бы мне попался такой вот кадр, как этот парень с ринга!..

Я медленно передвигаю ноги по направлению к бару, параллельно легонько пританцовывая и подпевая какой-то бухающей меня по ушам хип-хоповской бредятине, в которой ничего, кроме «fuckin’» и «fight», не слышу. Ну и бредятина, но у меня в горле и ушах сердце стучит очень похоже на ее ритм, поэтому я не могу удержаться. Вокруг все тоже зачарованы матерными сердечными ритмами, поэтому единственное, что витает в воздухе – желание ебаться и драться, что символично. Девушки хохочут еще пронзительнее после боя, и я даже думаю познакомиться с кем-нибудь, немного стыдясь за свой монашеский образ жизни.

Но потом я замечаю, что виновник сегодняшнего моего торжества продирается сквозь толпу в метрах двух от меня, и я думаю, что прекрасный пол подождет. Недолго, минут, может, пятнадцать. Я иду просто поразвлечься, бог (бог? Брюс, ты что, серьезно? Вот прямо в единственном числе?) видит, как давно меня не накрывала такая эйфория.

Я четко решаю пойти и заговорить с ним, меня прямо несет, что ж это такое! Я надеваю на лицо выражение своего отца, которое появлялось у него, когда он смотрел футбол по телеку – тупого, безграничного уважения.

-Ну ты и размазал его! – я сажусь рядом с парнем и сразу же разворачиваюсь в пол оборота, поставив один локоть на барную стойку. Я заказываю виски и теперь сижу, переводя взгляд с сегодняшнего победителя на отдающую золотом жидкость в стакане. Надо же, неужели не какая-нибудь моча, а что-то действительно хорошее? Мои губы изгибаются в скептической ухмылке, но я не спешу пробовать виски: я сюда притащился не за этим.

-Действительно, парень, - все еще лепечу я тоном своего отца, мне это кажется забавным, к тому же мне по-прежнему интересно, что это за Макфарлен такой, - ты бился как машина, давно я такого не видел!
Я немного хамовато ему улыбаюсь и оглядываюсь по сторонам. Дэйва нет, и, я надеюсь, не будет. Пускай валит к жене, детям, среднему достатку, а настоящие развлечение пусть оставит тем, кто их действительно заслужил! Мне, например, или этому парню.

-А давай я тебя угощу, - громко заявляю я, но продолжаю приглушенно, немного склонившись к нему, - ты не подумай, без намеков, ну ты понимаешь меня. Прими это как благодарность за хороший бой.
Мне охота узнать его фамилию и имя, но я терплю. Это бы выглядело подозрительно и глупо, особенно в такого типа заведении. Поэтому я жду момента, все еще смотря на переливающийся в моем бокале виски и деланно улыбаясь.

Отредактировано Bruce McFarlane (20 августа 22:11)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC